admin / 18.02.2020

Суррогатное материнство: за и против

Мария, 44 года, домохозяйка

Все время говорят о том, что нужно улучшать демографическую ситуацию. И это – не пустые слова. У нас число стариков постоянно растет, а количество детей увеличивается очень медленно. Если дело пойдет так и дальше, скоро пенсионеров будет просто некому кормить, и в конце концов мы просто вымрем. Поэтому нужно использовать любую возможность для того, чтобы повысить рождаемость. А суррогатное материнство – это в какой-то мере гарантия того, что родившийся ребенок будет расти в хорошей семье и ни в чем не станет нуждаться. Ведь суррогатное материнство – это отнюдь не дешевая услуга. И если родители нашли на это средства и не пожалели денег ради того, чтобы у них появился ребенок, это значит, что малыш действительно долгожданный и они сумеют обеспечить его материально.

Сергей, 41 год, банковский служащий

Пока наше законодательство настолько несовершенно, что суррогатное материнство приносит больше вреда, чем пользы. Например, у будущих родителей нет никаких гарантий того, что они получат ребенка. По закону, записать его на свое имя они могут только с согласия суррогатной матери. Ведь у нас с точки зрения семейного кодекса мать – это женщина, которая родила этого ребенка. А чей он там генетически, никого не волнует. Максимум, что могут сделать будущие родители, – подать в суд, который, возможно, обяжет суррогатную мать вернуть деньги. Но в суде запросто может выясниться, что суррогатная мать не может выплатить эти деньги, потому что нигде не работает, а лишить ее, например, квартиры, тоже нельзя, потому что помимо нее там прописан еще и ее ребенок.

То есть получается, что взять с нее нечего и родители остаются ни с чем. Поэтому бывают случаи, когда ближе к концу срока беременности суррогатные матери начинают шантажировать своих «клиентов»: платите больше или не получите ничего!

Впрочем, перед законом не защищены не только будущие родители, но и сами суррогатные матери. Представьте, что ребенок по какой-то причине родился больным. И родители не хотят его брать. Тогда женщина остается с больным малышом на руках. А денег, которые ей заплатили, не хватит на его лечение. Конечно, она может сдать малютку в детский дом. Но не каждый способен на такой чудовищный поступок.

Минусы суррогатного материнства

Желание заработать может толкнуть Суррогатную мать на шантаж Родителей. Заметим, что закон РФ стоит пока на стороне Суррогатной матери. Если женщина решит оставить ребёнка себе, то никто и ничто не может её заставить передумать. Договор суррогатного материнства, в котором прописываются все детали процедуры и взаимоотношений становится основополагающим при решении споров, которые могут появиться в ходе программы, вынашивания плода, в послеродовом периоде.

Но и Биологических родителей заставить взять на себя официальные обязанности родителей никто не может. Разные ситуации в жизни могут быть, которые могут поставить под вопрос целесообразность рождения малыша. В этом случае, суррогатная мама может остаться с биологически чужим младенцем на руках или стать «отказницей”, что влечёт серьёзные социальные проблемы в её дальнейшей жизни.

Моральное непринятие общества самого факта суррогатного материнства. Практически всегда Родители имитируют беременность, покупая силиконовый живот. Скрывают сам факт суррогатного материнства и сами суррогатные матери, заранее переезжая подальше от родных мест на момент «роста” живота. Что бы соседи и родственники не осуждали суррогатную мать, что она зарабатывает деньги «подобным” образом.

Позиция ESHRE

Чтобы снизить накал подобных споров, Европейское Общество Репродукции Человека (ESHRE) разработало основные этические положения, касающиеся суррогатного материнства:

1. Потенциальные риски и моральные возражения – недостаточная причина для запрета суррогатного материнства.

2. Во избежание эксплуатации женщин и оскорбления человеческого достоинства допустимо только альтруистическое суррогатное материнство. Компенсироваться должны только расходы, непосредственно связанные с беременностью: медицинская помощь, питание, специальная одежда, а также возмещение утраченного из-за «особого положения» дохода.

3. Подписывая договор, суррогатная мать и биологические родители берут на себя определенные моральные обязательства, от которых не имеют права отказаться после наступления беременности. В частности, сурмама должна со всей ответственностью относиться к вынашиванию малыша, а заказчики обязаны принять рожденного ею ребенка вне зависимости от любых обстоятельств (кроме смерти обоих родителей).

4. При заключении договора должны быть учтены интересы супруга (партнера) суррогатной матери и ее родных детей.

5. Не рекомендуется использовать в качестве донора яйцеклетки саму сурмаму, т.к. это может повлечь за собой дополнительные психологические проблемы у нее.

6. Суррогатная мать идет на беременность добровольно и сознательно.

7. Аборт допустим только по медицинским показаниям, и никто не может сурмаму к нему принудить.

8. Сурмама должна, в первую очередь, руководствоваться интересами вынашиваемого ребенка, в том числе, при выборе способа родов, хотя заставить ее принять определенное решение никто не в праве.

9. Ребенок имеет право знать, что был рожден суррогатной матерью.

Суррогатное материнство – очень неоднозначная вещь. Но пока оно остается единственным способом сделать бездетные пары счастливыми, мир от него вряд ли откажется.

Смотрите сериал «Женский доктор»с понедельника по четверг в 19:00

«Суррогатные» дети отличаются от «обычных»

Ребенок, появившийся на свет в результате суррогатного вынашивания, ни физически, ни психически не отличается от своих сверстников, зачатых естественным путем или рожденных биологической мамой, забеременевшей с помощью процедуры ЭКО. Напротив, у данного малыша выше шанс появиться на свет здоровым – без генетических отклонений и пороков внутриутробного развития. Дело в том, что процедуру искусственного оплодотворения суррогатной матери предваряет тщательное медицинское обследование. С таким же вниманием врачи изучают состояние здоровья будущих биологических родителей. Оплодотворенные яйцеклетки, подготовленные к процедуре ЭКО, подвергаются отбору с целью исключения возможных аномалий. Вынашивание «суррогатного» младенца, его рождение и первые месяцы жизни тоже проходят под строгим контролем специалистов.

Малыш, рожденный суррогатной мамой, похож на нее

Этого не может быть. Генетический материал, определяющий особенности внешности, такой ребенок получает от биологических родителей. Оплодотворение и первые деления зародыша происходят в пробирке. В момент помещения в организм суррогатной матери он имеет полный набор генов, который уже не может быть дополнен. В будущем малышу предстоит стать похожим на родных маму и папу. Женщина, которая выносила и родила ребенка, не передает ему никаких наследственных качеств.

«Суррогатному» ребенку в будущем грозит бесплодие

У детей, родившихся от суррогатных мам, никаких специфических пороков развития репродуктивной системы не наблюдается. Мало того, заместительное материнство официально существует уже более 40 лет, и первые «суррогатные» дети давно стали взрослыми, завели собственные семьи. Среди них до сих пор не зарегистрировано ни одного случая бесплодия, прямо обусловленного обстоятельствами зачатия, вынашивания или рождения.

Биологическая мать ребенка должна быть молодой

Это не так. Единственным условием применения метода заместительного материнства в данном случае является способность организма биологической матери продуцировать живые яйцеклетки, что возможно не только в период, считающийся оптимальным для вынашивания ребенка, но и после достижения женщиной 40 лет, когда беременность и роды связаны с определенными рисками.

Среди биологических родителей, прибегающих к помощи суррогатных мам, немало людей, в течение долгого времени пытавшихся завести детей, лечившихся от бесплодия, прибегавших к искусственному оплодотворению. В большинстве случаев биологическая мать уже не очень молода. Зачастую к заместительному материнству прибегают женщины, которые пропустили оптимальный возраст для вынашивания из-за увлеченности карьерой.

Зрелый (более 40 лет) возраст биологической матери при любом способе зачатия имеет повышенный риск появления на свет малыша с отклонениями развития. Тщательная проверка оплодотворенных яйцеклеток перед их имплантацией в организм суррогатной матери позволяет в значительной степени уменьшить данный риск. Кроме того, сегодня у женщины есть возможность воспользоваться достижениями научно-технического прогресса и сохранить яйцеклетки, взятые в оптимальном репродуктивном возрасте, в замороженном виде для последующего оплодотворения. При этом вероятность рождения здорового ребенка возрастает.

Для зачатия используется яйцеклетка суррогатной мамы

В большинстве случаев к заместительному материнству прибегают семейные пары, способные дать нормальные половые клетки. Однако бывают и исключения: иногда из-за неудовлетворительного состояния репродуктивной системы будущих биологических матерей яйцеклетки берутся у их кровных родственниц (например, у сестер).

В некоторых случаях суррогатным материнством желают воспользоваться одинокие мужчины. В подобной ситуации у будущего отца есть возможность воспользоваться яйцеклеткой, взятой у анонимного донора. В России с 2012 года действует законодательное ограничение, запрещающее суррогатной матери одновременно становиться донором генетического материала.

Богатые женщины используют суррогатное материнство, чтобы не рожать

Исключить такие случаи нельзя, но если они и бывают, то нечасто. Дело в том, что процедура забора яйцеклеток – дело весьма нелегкое. Прокол яичника проводят под общим наркозом. В течение нескольких недель перед этим женщина вынуждена принимать гормональные препараты, активизирующие созревание фолликулов. Все названные процедуры малоприятны и связаны с определенными рисками.

Как правило, к суррогатному материнству прибегают женщины, которые не могут зачать или выносить ребенка в силу возраста или из-за серьезных патологий, несовместимых с беременностью. Подобное решение обычно продиктовано сложными жизненными обстоятельствами, а не желанием облегчить себе жизнь, избежав тягот беременности и родов.

Суррогатные матери зачастую оставляют рожденных детей себе

Риск подобного развития событий не исключен. Во время вынашивания и родов женщина может привязаться к будущему малышу и не суметь преодолеть эмоциональное напряжение, связанное с необходимостью его передачи биологическим родителям. Будущая суррогатная мать обязательно проходит курс занятий с психологом, но это не всегда помогает.

Имеется и прямо противоположная вероятность: родные мама и папа могут отказаться от новорожденного по психологическим или каким-то иным причинам. Хотя каждый случай заместительного материнства сопровождается составлением договора, регламентирующего обязанности сторон, механизма принудительной передачи «суррогатного» ребенка в нашей стране не существует.

К счастью, такие сценарии реализуются крайне редко. Как правило, дети, рожденные суррогатными матерями, благополучно обретают родные семьи.

Суррогатное материнство вне закона

В России суррогатное материнство, в том числе коммерческое, официально разрешено с 2011 года. Оно регламентируется Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», рядом статей Семейного кодекса, а также приказами Минздрава РФ.

Несмотря на то, что законодательные акты имеют ряд существенных пробелов, практикой установлено, что право на использование заместительного материнства имеют не только официально зарегистрированные семейные пары, но и граждане, живущие в гражданском браке, а также одинокие женщины и мужчины. Иногда лицам, не состоящим в супружеских отношениях, приходится доказывать свое право на материнство или отцовство в суде. Однако данных случаев становится все больше, и есть надежда, что подобные проблемы со временем исчезнут.

Власти других государств относятся к практике суррогатного материнства по-разному. Оно фактически существует, но не регулируется законом в Финляндии, Бельгии, Испании и Греции. В таких странах, как Великобритания, Дания, Израиль, Канада, Нидерланды, суррогатное материнство разрешено с существенными ограничениями (как правило, запрещается оказание названных услуг на коммерческой основе). В Беларуси помощью суррогатных матерей могут пользоваться только те женщины, которые не способны выносить ребенка из-за серьезных проблем со здоровьем. На территории Франции, Швеции, Норвегии, Австрии и Германии заместительное материнство запрещено полностью.

Развитие заместительного материнства тормозят не только заблуждения по поводу его безопасности для будущего ребенка. Многие считают такой способ обзаведения потомством противоречащим этическим нормам. Бытует мнение, что использование тела женщины для вынашивания генетически чуждого плода нарушает ее права и фактически является эксплуатацией. Некоторые люди приравнивают суррогатное материнство на коммерческой основе к торговле детьми. Отрицательное отношение поддерживают главы основных религиозных конфессий: они считают, что практика заместительного материнства подрывает основы семейных отношений.

Тем не менее нельзя не признать, что услуги суррогатных матерей позволяют стать счастливыми родителями тем людям, которые в иных обстоятельствах были бы лишены такой возможности. Скорее всего, эта практика будет развиваться особенно успешно, если законодатели озаботятся изучением имеющихся проблем и созданием адекватной юридической основы их решения.

Видео с YouTube по теме статьи:

Галина, 35 лет, менеджер

Если люди хотят иметь детей, нужно использовать любую возможность для этого. Ведь для многих усыновление неприемлемо. Если вы берете чужого ребенка, всегда есть опасность, что вы не сумеете полюбить его так, как своего. И особенно остро это будет чувствоваться в случае какой-то провинности. То, что прощается своим детям, далеко не всегда прощается чужим. И малыш обязательно ощутит это. Всю жизнь он будет чувствовать, что он нелюбимый, что его взяли из милости. А родители будут мучаться от комплекса вины.

Опять же, если брать малыша из детского дома, велика вероятность получить ребенка с наследственными заболеваниями. С больным малышом забот гораздо больше. Родители в какой-то момент могут устать от этого и опять же начнут переносить свое раздражение на ребенка. И снова замкнутый круг – родители пытаются сделать вид, что любят приемыша, а он все равно чувствует себя нелюбимым. В случае же с суррогатным материнством все эти проблемы отсутствуют. Это будет ваш ребенок. У него полностью ваши гены. Ведь суррогатной маме пересаживают оплодотворенную яйцеклетку от будущих родителей малыша. Она лишь вынашивает и рожает ребенка. Согласитесь, это же огромное счастье видеть, как растет ваш малыш и с каждым годом узнавать в нем черты любимого мужа и свои собственные!

Валерия, 47 лет, продавец

Детские дома переполнены, а люди платят женщинам, чтобы те вынашивали для них детей. Разве это нормально? Берите малышей из домов малютки, делайте их счастливыми, если у вас есть деньги и желание иметь детей! Нет, видите ли, нужен свой ребенок, а чужого мы не хотим. Мне кажется, если бы суррогатное материнство было запрещено, сирот стало бы хоть чуточку меньше. Мы должны думать в первую очередь о живых детях, а не о тех, кто еще не появился на свет.

Нужно приложить все силы, чтобы пристроить брошенного ребенка в семью, дать ему образование и возможность нормально расти, а не поощрять причуды богатых. Не даром же во многих странах суррогатное материнство запрещено по этическим соображениям. И, между прочим, это благополучные европейские государства, у которых сирот гораздо меньше, чем в России. Думаю, это в том числе и потому, что у них запрещена эта услуга.

Игорь, 46 лет, инженер

Я думаю, суррогатное материнство – это в любом случае хорошо. Здесь обе стороны оказываются в выигрыше. Родители наконец получают долгожданного ребенка, а женщина – деньги. На эти деньги она сможет прокормить своих детей. Ведь суррогатными мамами могут стать только те, у кого уже есть хотя бы один ребенок. Возможно, деньги, полученные от будущих родителей, смогут сделать этого малыша счастливым. Я думаю, что женщины решаются стать суррогатными мамами не от хорошей жизни. И почему нужно лишать их такой возможности? Ведь тогда несчастными будут, по крайней мере, четыре человека – будущие родители, суррогатная мать и ее ребенок, которому, возможно, просто нечего есть.

Мне кажется, что если бы эта практика была более распространенной в нашей стране, то стало бы меньше отказных детей. Ведь порой женщины отказываются от ребенка, оказавшись в безвыходной ситуации – муж ушел, работы нет, жить негде. И для них родить малыша для бездетной пары – это возможность хоть как-то прокормить своего собственного ребенка, купить жилье или в будущем дать малышу хорошее образование. Она ведь эти деньги не крадет, а честно зарабатывает. И если ничего, кроме как рожать детей, она не умеет, это не повод лишать ее этого способа заработка. Тем более что ее «работа» действительно нужна людям. У нас ведь очень много бесплодных пар, которые по-настоящему несчастливы без своего малыша.

Первый ребенок на заказ родился в Лондоне еще в 1985-м. С тех пор по всему миру стали появляться инкубаторы — агентства, предоставляющие услуги в сфере суррогатного материнства. В России количество рожденных таким образом детей растет: по данным Российской ассоциации репродукции человека, в 2015 г. врачи за отчетный период приняли на 41% больше родов у женщин, ставших суррогатными матерями, чем за соответствующий период 2014 г. Главный фактор — неспособность женщины выносить и родить ребенка самостоятельно.

Первая история: «Биомама относилась ко мне как к собственности, но баловала подарками»

Фото: Елизавета Вайгульт для 66.RU

Я решила стать суррогатной матерью в 32 года. Из-за гражданства другой страны и отсутствия образования с работой в России у меня возникли серьезные сложности. Деньги нужны были на решение квартирного вопроса — раньше я все время жила на съемных квартирах, но меня это перестало устраивать. Я увидела объявление в одной из газет Санкт-Петербурга и обратилась в агентство — прошла медосмотр, подошла им по всем параметрам. Самым сложным было решиться приехать в клинику в первый раз. Я месяц думала, стоит ли в это ввязываться, но любопытство и нужда заставили.

Программа сорвалась за три дня до переноса эмбриона по вине куратора. После этого случая я стала искать биородителей самостоятельно, так как агентствам доверять перестала. Я дала объявление на тематическом форуме и стала ждать отклика. За месяц мне пришло шесть писем. Я выбрала подходящий вариант, и мы с парой договорились встретиться и познакомиться.

Для того чтобы стать сурмамой, мне понадобились документы: паспорт, свидетельство о разводе, свидетельства о рождении своих детей, а также полный пакет готовых анализов с хорошими результатами. Я проходила их за свой счет — вышло около пятнадцати тысяч рублей, но позже биородители компенсировали расходы. С каждой семьей нужно индивидуально договариваться о требованиях и условиях. Единые правила касаются только поведения во время вынашивания: нельзя пить и курить, нужно вести здоровый образ жизни и не нервничать. Каждая пара может в контракте установить свои правила. Например, в моем случае семья каждую неделю приезжала ко мне проверить холодильник и узнать, чем я питаюсь.

В первый раз биородителями были обычные люди среднего возраста, чуть старше сорока. Они копили на программу три года. Женщина не смогла выносить ребенка из-за проблем со здоровьем. С ними мне было трудно общаться: биомама относилась ко мне как к собственности. Она требовала, чтобы я одевалась так, как хочет она, ела ее любимые продукты, которые она считала необходимыми для ребенка. С ее стороны ко мне были ревность и зависть — я чувствовала это, хоть она и пыталась скрывать. Меня раздражали ежедневные звонки по скайпу до нескольких раз за сутки. Но были и хорошие моменты: помимо ежемесячной зарплаты, меня баловали подарками, а после приема у врача каждый раз водили в хороший ресторан.

Второй парой биородителей стали люди за пятьдесят, потерявшие взрослого ребенка в трагических обстоятельствах. С ними проблем не было вообще. Подарков не было, но и дополнительные требования тоже отсутствовали — все было четко по договору. Раз в две недели мы встречались у врача, раз в неделю созванивались по скайпу. На период второй половины беременности и родов они настояли на том, чтобы я переехала поближе к ним, и сняли мне квартиру через дорогу.

Сначала мне вообще не верилось, что все получится. Казалось, что это все какой-то лохотрон и меня обязательно кинут. Особенно в первый раз, когда я работала с агентством. Когда прошла уже большая часть беременности, я узнала биородителей достаточно хорошо. Сработал человеческий фактор, появились мысли о том, что я делаю что-то важное и нужное: помогаю людям, а они помогают мне. А потом чувства ушли вообще — я просто стала считать, что выполняю свою работу. Желания оставить себе чужого ребенка у меня не было, своих у меня и так уже двое. Немного поплакала, когда отдавала первого малыша, но это было из-за гормональной послеродовой перестройки организма.

Во время программы я не была ни в отношениях, ни замужем. Старшему ребенку было двенадцать лет, младшему четыре. Старшему я рассказала всю правду об эко и о проблемах бесплодия и сказала, что это будет нашим секретом. Младшему я просто сказала, что потолстела. Из моей семьи о моем участии в программе знает только сестра. Я знакома с менталитетом и мировоззрением своих родственников — если бы они узнали, то точно осудили бы меня. Старшее поколение вообще не знает о том, что такое эко (экстракорпоральное оплодотворение, то есть оплодотворение вне тела, — прим. ред.). Они просто думали бы, что я отдала своего ребенка. Многие окружающие не понимают сути сурматеринства: они считают, что это такой способ продажи детей.

За первую программу мне заплатили 650 тыс. руб. в качестве гонорара, а также ежемесячно выплачивали по 15 тыс. руб. Во второй раз родилась двойня: я получила 900 тыс. руб., и 20 тыс. мне платили каждый месяц. Обычно выплаты суррогатным матерям зависят от их опыта. Сейчас я работаю сиделкой и за деньги ухаживаю за пожилыми людьми. Планов вновь становиться суррогатной матерью у меня нет, но объявление я на всякий случай дала. Если вдруг найдется семья, которая будет нуждаться в моих услугах, я с удовольствием пойду в сурмамы и в третий раз, так как это понравилось мне в качестве работы и помощи людям. Плюсом ко всему в период программы я наблюдалась у лучших платных врачей Санкт-Петербурга — за счет биородителей.

Вторая история: «Другого способа заработать такую сумму нет. Но моя соседка умерла при родах, и это страшно»

Фото: Елизавета Вайгульт для 66.RU

Я пришла к суррогатному материнству в 29 лет из-за того, что нуждалась в деньгах. У меня были кредиты и съемное жилье, поэтому я стала искать предложения в группах «ВКонтакте». Мне нужно было сдать первичные анализы: флюорографию, электрокардиограмму сердца, сделать тесты на ВИЧ и сифилис, УЗИ, сдать мочу и проверить кровь на гемоглобин. Кроме того, в период подготовки к программе я должна была пить таблетки и не заниматься сексом — такими были условия агентства.

В агентствах платят мало. Неудачное эко занимает много времени и сил, это большая нагрузка на организм, но получить за него можно копейки — только 10 тыс. руб. При замершей беременности, когда эмбрион получается плохого качества, с дефектами, делают аборт и платят мизер — 35 тыс. руб. Я чувствовала, что деньги мне очень нужны, но знала, что может получиться не с первого раза, поэтому сильно переживала. После родов сначала подписывается отказ от ребенка, а уже потом агентство платит деньги — я боялась, что меня кинут, ведь документ уже подписан, а разрешение на оформление ребенка я отозвать уже не могу.

Муж иногда подрабатывал где-то на шабашке, но без прописки в чужом городе тяжело, поэтому мы жили впроголодь. Деньги мне в итоге выплатили в размере 800 тыс. руб., но не через два дня, как сказано в договоре, а только на пятый день — за это время я изнервничалась. Тех 22 тысяч, которые мне платили ежемесячно, категорически не хватало: 15 я отдавала за квартиру, а как на остальное прожить?

Мои близкие ничего об этом не знали и не узнают. На время беременности я переезжала в другой город, а родственникам сказала, что уехала на заработки. Детям я говорила, что много ем, поэтому стала такой толстой — они называли меня колобком. Муж понимает, что по-другому мы никогда не заработаем себе на жилье — он работает на птицефабрике и зарабатывает восемь тысяч в месяц, а я — помощником в магазине и получаю шесть. Кроме того, еще нужно погасить кредиты.

Беременность протекала тяжело: все кровило, но я вовремя среагировала и сообщила куратору от агентства. Мне стали делать уколы. Каждую неделю я прибавляла по три-четыре килограмма. Почки не справлялись, ребенок давил всем своим весом на мои органы. Был жуткий токсикоз, были очень тяжелые схватки — даже хотели делать кесарево сечение, но в итоге родила сама, с божьей помощью. Самым сложным оказалась потеря здоровья в обмен на копеечную сумму. В день своего рождения я лежала в больнице. Биородители знали об этом, но не пришли в роддом и не подарили мне даже паршивого цветочка. Они даже спасибо не сказали, а ведь это самая тяжелая и неблагодарная работа.

Самое хорошее в этом всем — это то, что я дала жизнь маленькому человечку. Ребенку сейчас полгода, желания оставить его себе у меня не было, он чужой. Ни с ним, ни с его родителями я общаться не собираюсь — зачем? Знаете, вряд ли эти дети будут хоть немного похожи на сурмаму.

Самым страшным было опасение, что меня обманут: вдруг я родила и отдала своего ребенка? Заказчиком был одинокий мужчина без жены. Мне не показывали эмбрион. Вдруг мне просто влили сперму этого мужчины и осеменили? Это бизнес, в нем может быть и такое. И не дай бог напороться на посредников с черного рынка: тебя могут обмануть и забрать дитя по поддельным документам. Поэтому я полгода изучала информацию о легальном агентстве. Но в интернете сейчас много заманух: мол, требуются сурмамы в Таиланд и Китай. А заходишь на страницу — и понимаешь, что это эскорт-сервис и проституция.

Здоровье не купишь ни за какие деньги, поэтому нужно суметь вовремя остановиться. Я иду суррогатной матерью второй раз — и последний. Мне нужно поставить на ноги троих детей, дать им хорошую профессию, обеспечить жильем. Другого способа заработать такую сумму нет. Но моя соседка умерла при родах, и это страшно.

Сейчас я нашла биородителей и уже долго с ними переписываюсь. Они только будут замораживать эмбрионы, но они мне уже нравятся, я думаю, что с ними у меня все будет хорошо. Биомама — немолодая женщина, значит, опыт есть. Умная, с чувством юмора, детский врач — думаю, она будет хорошей мамочкой.

Алексей, 57 лет, водитель

Нельзя превращать женщину в инкубатор! А если она успеет полюбить еще не родившегося ребенка? Представьте, каково ей будет отдать малыша, которого она выносила? Так и до сумасшедшего дома недалеко, а уж глубокая депрессия точно обеспечена. Да и вообще, все это очень сильно напоминает торговлю людьми. Заплатил деньги – получи ребенка. Мне кажется, это несовместимо с нормальной моралью. Если вам не суждено иметь своих детей, не нужно заставлять женщину, оказавшуюся в тяжелой жизненной ситуации, рисковать своим душевным здоровьем. Ведь, вынашивая чужого малыша, она не чувствует, что он не ее. Это она, а не родная мать, испытывает его первые толчки, это она мучается токсикозом. И только бедность заставляет ее отказаться от этого ребенка. Я думаю, нужно просто создавать нормальные условия для женщин с детьми, а не вынуждать их становиться инкубатором для будущих отпрысков хозяев жизни.

FILED UNDER : Педагог

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*