admin / 27.03.2020

Психосоматика ДЕТСКИХ заболеваний: 8 способов разрушить своего ребенка

Ошибки воспитания детей, допущенные в детстве, иногда приводят к возникновению у ребенка нервозности, которая может препятствовать его дальнейшему нормальному развитию.

Китайские игрушки, трансгенные жиры, кризис в политике – сколько опасностей поджидает маленького человечка, только что пришедшего в этот мир. Однако, задумываемся ли мы, что самыми опасными врагами ребенка могут стать его близкие? Врагами сильными, страшными и всепобеждающими.

Психосоматика воспитания

Сегодня все больше детей становятся завсегдатаями врачебных кабинетов: диагнозы не устанавливаются, лечение плохо помогает, деньги иссякают.

Аллергия, гастрит, простудные атаки, сколиозы и прочие детские болезни уже и не воспринимаются как болезнь: сады переполнены шмыгающими носом и кашляющими детишками, а боли в животе и кривые спины школьников давно стали нормой учебного процесса. Значительно помолодели нервные тики, панические атаки, заикания, навязчивые движения.

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

По статистике Всемирной организации здравоохранения – 47% больных страдают психосоматическими расстройствами и просто медикаментозное лечение им не поможет.

Несмотря на то, что Международный классификатор болезней 10 дает четкое описание психосоматических расстройств и психогенных факторов болезни, наши врачи пока неохотно «копаются» в этих причинах.

Как же возникает психосоматическое расстройство у ребенка?

С научной точки зрения психосоматическое расстройство имеет:

  • предрасположенности;

  • «благоприятную» среду для проявления и развития;

  • механизм запуска.

Воспитание проходит красной линией через все три составляющие.

Почему воспитание является основной причиной здоровья или нездоровья ребенка?

Начнем с рождения.

Ребенок так устроен, что его способности к осмыслению, умению сопоставлять факты и делать выводы, возникают годам так к 7-10.

Как же до этого времени ребенок воспринимает мир и окружение?

Психофизиолог Пол Маклин еще в 70-х годах на основании десятилетий исследований вывел теорию о том, что мозг человека в своем историческом развитии проходил определенные стадии. Начинался с примитивного образования, далее развиваясь и усложняясь.

Тот же процесс, но в ускоренном темпе претерпевает мозг человека от рождения до зрелости.

Ребенок рождаясь имеет хорошо развитые рефлексы (инстинкты), за которые отвечает древний отдел – ретикулярная формация.

Пол Маклин на основании своих исследований нашел поразительное сходство этой структуры с мозгом рептилий, да так название и прижилось «мозг рептилии».

Позднее нейропсихолог Хью Герхард установила поразительную способность ребенка подстраиваться под мать. Буквально «улавливая» ее жизненные показатели: сердцебиение, расширение-сужение зрачков, давление, тембр голоса — ребенок воспроизводит это в себе!

Что движет младенцем? Инстинкт выживания.

Еда, питье, защита, тепло, сон, лечение – все в руках взрослого.

Ребенок на 100% зависит в своем выживании от матери.

Потому природой заложен уникальный механизм их сонастройки: мать через гормональные процессы имеет повышенный уровень чувствительности к ребенку.

Ребенок через инстинктивные способности «считывает» мать и максимально подстраивается под нее.

Собственно это – механизм выживания.

Однако огромное значение имеет то, под что подстраивается ребенок: отношение матери с любовью и отношение с раздражением запускают абсолютно разные процессы развития мозга ребенка.

Если любовь взращивает мощные защитные механизмы будущей стрессоустойчивости у ребенка, то раздражение и ненависть разрушает их.

Увы, с возрастом это неосознанное подстраивание у ребенка не уходит. Да, ребенок растет и вроде бы у него формируется свое «Я», но пока он беззащитен пред миром он использует эту подстройку для того, чтобы быть «угодным, нужным, принятым», а значит накормленным, одетым и защищенным.

Если родитель не понимает и не контролирует этот процесс – велика вероятность, что ребенок научиться фальсифицировать свои чувства, лишь бы быть угодным родителю. В дальнейшем это путь к внутренним конфликтам и возможной психосоматике.

«А как же дети, орущие без остановки, доводящие своим поведением до истерики родителей ?» – спросите Вы.

Если разобраться, то они тоже отвечают на подсознательные страхи или ожидания родителей. Зачастую такой родитель уверен: ребенок это тяжелое испытание, это много проблем, это страшно и опасно.

Вы замечали, как много иностранцев путешествует с новорожденными? Ни родители, ни дети даже не подозревают, что это «тяжело, опасно и глупо». Они просто счастливы.

Итак: в списке основных причин психосоматических расстройств первое место занимает «искажение телесно-психической реактивности (вследствие нарушения симбиоза с матерью в первый год жизни)».

Что может вызвать холодность, раздражение или ненависть матери? От гормонального дисбаланса – до неосознаваемых концепций и установок, и чем быстрее мать с этим разберется – тем больше шансов на благополучие ребенка.

Далее ребенок растет и начинается процесс его «встраивания» в систему взглядов и традиций семьи, затем системы образования, затем общества в целом.

Какие ловушки поджидают здесь родителя?

Ловушка первая: непонимание «устройства» ребенка.

Большинство взрослых считает, что ребенок — это уменьшенная копия взрослого со всеми функциями и способностями взрослого, просто неразвитыми на все 100% .

Это глобально заблуждение. Ребенок принципиально другой. И ожидать от него того, что может взрослый, но со скидкой на возраст – неправильно.

В каждом периоде развития мозга ребенка есть «отключенные» до поры до времени функции, а есть такие, которыми ребенок пользуется сейчас, но они напрочь «отпадут» в старшем возрасте.

Их необходимо знать, ими необходимо руководствоваться, выставляя ребенку задачи и требования.

Это гарантия, что родители не покалечат ребенка и не упустят задержек в его развитии.

Если этим пренебрегать – невроз и родителю и ребенку обеспечен.

Ловушка вторая: ожидание похожести ребенка.

Генетическая предрасположенность — механизм сложный и неоднозначный. Большинство родителей уверены, что ребенок просто обязан быть таким, как они.

Так же думать, так же поступать, да что мелочиться – жизнь прожить также.

Однако это практически не возможно. Механизм защиты от деградации построен природой именно так, чтобы ребенок был НЕ ПОХОЖ на своего родителя. Был другим. Внешняя схожесть скорее приятный бонус в этом процессе.

Принять или не принять эту непохожесть – значит заложить причину гармонии или психической дисгармонии ребенка.

Более сложной является третья ловушка воспитания: попытка родителя взять реванш за свою неудавшуюся жизнь, проживая за ребенка его жизнь.

Вкусы, друзья, цели, путь в жизни и многое другое за ребенка выбирает родитель.

Что получает в итоге такой ребенок?

  • Психосоматические расстройства как следствие постоянного внутреннего напряжения;
  • психические расстройства, как следствие разрушения структур личности.

Четвертая ловушка воспитания: учу тому, чего сам не делаю.

Ребенок до 5-7 лет впитывает поведение взрослых, примеряя на себя их способности, не анализируя. Это тот же процесс выживания: хочешь жить – соответствуй.

Многие родители считают, что вот подрастет ребенок – начнем воспитывать: «то привьем, это отобьем».

А ребенок с рождения уже все впитал на примере родителей и важных для него взрослых. Автоматически, глубоко и безвозвратно.

  • Будет ли ребенок душой компании и общественным деятелем в школе — зависит от того насколько родители открыты к общению и участию в общественной жизни.
  • Будет ли он нахлебником, или опорой семьи – зависит от того, что он видел в родительской семье.
  • Будет ли он счастлив в отношениях с противоположным полом, зависит от того, как жили мать с отцом, и какое это произвело впечатление на ребенка.

И так во всем.

Быть одним, а ребенка учить быть другим – психофизиологически несостоятельная схема.

Ловушка пятая: эмоциональный и когнитивный капитал

«Жизнь сложна, родители пашут на износ для благополучия ребенка, не до усипусек!».

Самая коварная ловушка.

От стресса ребенка защитят и помогут из него выкарабкаться как в детстве, так и во взрослой жизни, стресс-лимитирующие механизмы, одним из которых является эмоциональный и когнитивный капитал.

Ребенку важнее чувство защищенности от того, что отец выслушал и дал дельный совет, разложил по полочкам ситуацию; нежели проигнорировал, но дорого кормит и одевает.

Именно родительское внимание и помощь отложатся навсегда и послужат примером для следующих преодолений сложностей.

Положительные эмоции каждого дня: радость от вкусного пирога, счастье от возможности бегать по лужам, обнимашки без причины от мамы, невероятный выходной с отцом – все это не просто красивые картинки.

Это эмоциональные кирпичики стойкости духа и физического здоровья.

Ловушка шестая: любовь или требования?

Любить и залюбливать, или требовать и взыскивать? Одни предпочитают свободное воспитание с максимумом любви и минимумом требований, другие – строгость и приучение к реальной жизни с пеленок.

Однако если не соблюсти баланс — первое может привести к невротическим депрессиям в будущем, а второе — к компульсивным расстройствам.

Вопрос баланса любви и требований – вопрос психосоматического здоровья ребенка.

Ловушка седьмая: модели воспитания – откуда они?

Большинство родителей практически не задаются вопросом: «какой системой воспитания я руководствуюсь»?

Этому есть логическое объяснение: довольные собой и своей жизнью родители воспитывают так, как их воспитывали их родители.

Недовольные же воспитывают по принципу: «никогда не буду как мой мама-папа».

И первый, и второй варианты не гарантируют отсутствия ошибок, ведь никто не оценивает родительскую систему воспитания по результату: здоровый и счастливый человек.

Так уж принято считать, что «каждый сам кузнец своего счастья», а здоровье – вообще «темный лес». Потому в систему воспитания, как причину нездоровья и несчастья, никто и не заглядывает.

Ловушка восьмая: мне уже не до счастья, но все сделаю для счастья своего ребенка!

К сожалению, это невозможно. Какую бы правильную систему воспитания не выбрал родитель, но если, как личность, он чувствует себя неудавшимся, несчастным — ребенок «перетянет» и комплекс неполноценности, и потерянность, и неспособность к отношениям, и многое другое, что мучает родителя.опубликовано econet.ru.

Оксана Фортунатова

Если у вас возникли вопросы, задайте их

Внутренняя картина болезни

Отражение болезни в переживаниях человека носит название внутренней картины болезни. Понятие «внутренняя картина болезни» (ВКБ) сформулировал Р.А. Лаурия. По определению Лурия, внутренняя картина болезни — это «…все то, что испытывает и переживает больной, вся масса его ощущений… его общее самочувствие, самонаблюдение, его представления о своей болезни, о ее причинах — весь тот огромный мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятия и ощущения, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм» .

Внутренняя картина болезни, таким образом, отличается от зримых ее проявлений (внешней картины болезни). Внешняя картина болезни — это все ее объективные признаки, или симптомы заболевания. Врач может их выявить, когда осматривает больного или использует инструментальные методы исследования (данные анализов, результаты исследования специалистов). Важно помнить, что внешняя и внутренняя картины болезни в одном случае могут совпадать, в другом — нет. В первом случае и врач фиксирует наличие заболевания, и сам больной чувствует и понимает, что болен. Во втором — врач считает, что пациент болен, а человек отрицает наличие болезни. Или, напротив, врач не находит у человека, пришедшего к нему на прием, никаких признаков заболевания, а сам человек чувствует, что с ним что-то не в порядке, что он заболевает, и заболевает серьезно. При этом болезнь, которую обнаруживает у себя человек, может быть как реальной (например, невротические расстройства), так и воображаемой (отражение в сознании несуществующих заболеваний) .

Как сложное структурированное образование внутренняя картина болезни включает в себя по крайней мере четыре уровня отражения болезни в психике больного. Первый, сенситивный,— это уровень ощущения. Сюда относят все болезненные или другие неприятные ощущения, которые или исходят из какого-то конкретного местного заболевания («болит нога», «кружится голова», «колет в сердце», «звенит в ушах»), или вызваны общим изменением самочувствия («плохо себя чувствую», «все болит»). Второй уровень, эмоциональный, связан с различными видами реагирования на болезнь, такими, как депрессивный, тревожный, ипохондрический или эйфорический. Третий уровень, интеллектуальный, отражает представления, знания и оценку человеком своей болезни. Он является результатом размышлений больного о своем состоянии, конкретном заболевании, о его причинах и возможных последствиях («я заболела, так как ходила без шапки», «боюсь, что умру»). Четвертый уровень, мотивационный, или волевой, содержит более или менее осознанное отношение больного к своему заболеванию, к изменению своего поведения и образа жизни в условиях болезни, а также разную степень желания действовать, чтобы вернуть или сохранить свое здоровье («мне надоело быть больной и беспомощной»). Таким образом, внутренняя картина болезни — это целая совокупность психических образов, эмоциональных реакций и отношений, переживаний, сомнений, мыслей, стремлений и усилий больного человека, которая и определяет содержание его внутреннего мира .

Основные составляющие ВКБ у детей: эмоциональное реагирование на болезнь, отношение к лечению, поведение больных детей, отношения с родителями, отношение к школе, тема смерти в переживаниях детей. А также к ВКБ относятся уровень интеллектуального функционирования, личный опыт (общежитейский, опыт перенесенных заболеваний), полученные и получаемые знания о здоровье, внутренних органах, о болезнях и их причинах, лечении, смерти, а также отношение родителей и других лиц из окружения ребенка к его заболеванию. В зависимости от содержания ВКБ может быть либо положительным, либо отрицательным фактором. ВКБ влияет на проявления заболевания и его течение, на отношения в семье, на успеваемость, на общее психическое и психологическое состояние ребенка, оказываясь нередко причиной душевных конфликтов, приводящих иногда к невротическим наслоениям, присоединяющимся к соматическому заболеванию .

Исследования показали, что одновременно с БКБ создается другая, противоположная модель — внутренняя картина здоровья (БКЗ), своеобразный эталон здорового человека или здорового органа или части тела и так далее. Этот эталон может быть достаточно сложным и включать различные элементы в виде образных представлений и логических обобщений. Актуализация и инактуализация этих двух компонентов личности и характеризует динамику ВКБ и тем самым влияет на поведение больного. Однако эталон, который человек считает нормой в определенный период жизни, может разрушаться или заменяться другим .

Эмоциональное реагирование на болезнь

У многих детей реагирование на болезнь начинается с момента госпитализации. Следует отметить, что отрицательные эмоции у больных с каждой последующей госпитализацией усиливаться, травматизация, связанная с повторными поступлениями в больницу, становиться более глубокой и длительной. Большинство детей понимают, что целью поступления в стационар является лечение, но при неплохом самочувствии дети старшего возраста считают, что можно лечиться дома. В литературе прошлых лет обсуждался вопрос, как дети воспринимают болезнь и справляются с сознанием того, что они хронически больны. Исследования показывают, что на степень страдания ребенка влияют возраст, длительность пребывания и число посещений больницы, а также характер заболевания. Очевидно, что каждого ребенка необходимо готовить к госпитализации .

Исследования разных лет показывают, что младших детей тяготит сам факт госпитализации, страшат болезненные манипуляции; старшие дети, помимо этого, довольно быстро начинают проявлять интерес к диагнозу и характеру своей болезни. В течение первой госпитализации тревога и фрустрация ребенка отражаются в чувстве ненависти ко всему персоналу и медицинским процедурам, тогда как последующие госпитализации сближают ребенка с медицинскими работниками, и его негативные реакции направлены уже только на процедуры. Также существенно влияет на эмоциональное отношение к болезни представление больных детей о причинах их заболевания .

Наличие болезни для детей является выраженной психотравмирующей ситуацией. Оценка болезни больными детьми обычно носит резко отрицательный характер. С увеличением длительности заболевания дети привыкают к статусу больных и у них все большую роль в механизмах психологической защиты играет вытеснение из сознания факта болезни, хотя они никогда не ощущают себя выздоравливающими. По наблюдениям, эмоциональное реагирование на болезнь больше зависит не от нозологической формы заболевания, а от личностных особенностей детей и поведения родителей .

Поведение больных детей

Интенсивное и длительное лечение, необходимое при многих тяжелых заболеваниях, выступает для больных серьезным психотравмирующим фактором. Страдая от многообразных по форме и тяжести проявлений своего заболевания, дети придают большое, а часто основное значение неприятным ощущениям и болям, возникающим из-за различных диагностических и лечебных процедур .

Исследования показали, что оценка болезни детьми с тяжелыми заболеваниями неоднозначна. Болезнь этими детьми воспринимается как наказание, больной ребенок боится быть «плохим ребенком». Дети в разгар болезни отмечают серьезность и опасность заболевания («С ней шутки плохи» и «Долго надо лечиться» и тому подобное). В ремиссии или при улучшении дети, не отрицая серьезности своего состояния, делают акцент на невозможность продолжения полноценной жизни (нельзя заниматься спортом, плавать, ходить в школу). Определяя место своего заболевания среди других, все больные без исключения отмечают его особенность. При этом дети с небольшим стажем болезни (до года) определяют болезнь как «редкую, нехорошую и трудную среди других». Дети с большей продолжительностью заболевания характеризуют ее уже как «самую главную, самую страшную среди всех болезней» .

В клинической и психологической литературе много лет шла дискуссия о том, что и в какое время надо сообщать ребенку, больному злокачественным заболеванием. Дети, от которых скрывают диагноз, с трудом терпят лечение, становятся раздражительными и агрессивными. Эта ситуация обычно разрешается, когда родители находят силы и слова для большей откровенности с детьми. Часто больные дети «уходят в себя», если знают, что родители не хотят или не могут обсуждать тему болезни. «Уход в себя» часто приводит к чувству одиночества, ребенок считает, что его оставили наедине с его проблемами. Но и насильственная, искусственная откровенность в таких семьях может оказаться для ребенка еще более тяжелым бременем, чем страдания в одиночку. Опыт работы с тяжелобольными детьми показывает, что необходим некий психологический баланс при обсуждении такой деликатной темы. Этот баланс заключается в индивидуализированном подходе, при объяснении и информировании ребенка о его болезни учитывающим такие факторы, как возраст, личностные особенности ребенка, его опыт болезней и многие другие обстоятельства. Главными в объяснении должны быть простота, понятность и деликатность .

Отношения с родителями

Переживания родителей, межличностные отношения в семье во время болезни ребенка существенно влияют на его душевное состояние, поведение, а также на формирование ВКБ. Все больные дети подчеркивают, что для семьи их болезнь является серьезным ударом и травмой .

Между больным ребенком и его семьей возникают достаточно сложные взаимоотношения. Действительно, несмотря на то что все дети считают, что родители, вся семья относиться с состраданием к их положению, но в тоже время во многом противопоставляют себя и семью, считают себя покинутыми. По наблюдениям, у тяжелобольных детей устанавливаются следующие отношения с родителями:

  • — деспотичное поведение, полное игнорирование интересов семьи, подчинение всех членов семьи обслуживанию «себя и болезни»;
  • — безразличное отношение к семье, уход в свои проблемы, связанные с болезнью;
  • — полная зависимость от семьи, полное послушание, чувство вины перед родителями;
  • — отношения в семье не изменяются или изменяются адекватно ситуации.

Эти типы отношений не бывают застывшими и с течением заболевания могут видоизменяться, могут носить смешанный характер на каком-то этапе, но, как правило, развитие этих отношений имеет отрицательную динамику .

Отношение к школе

Одним из важных факторов социализации ребенка является школа. У тяжелобольных детей в силу сложившихся обстоятельств (частые госпитализации, массивная терапия, влияние болезни на интеллектуальные функции) и различных ограничений очень часто возникают школьные проблемы. Самые важные проблемы, отражающиеся на взаимоотношениях со школьной жизнью, таковы:

  • — невозможность посещения школы или частые пропуски;
  • — снижение успеваемости, трудности в усвоении материала;
  • — вынужденная изоляция от школьного коллектива, а иногда непонимание со стороны одноклассников.

В связи с этим школа для больных является очень важным символом здоровья и полноценной жизни. Больные дети оценивают школу более положительно, чем здоровые .

FILED UNDER : Педагог

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*